11e869d7     

Матвеева Елена Александровна - Черновой Вариант



Елена Александровна Матвеева
ЧЕРНОВОЙ ВАРИАНТ
Первая книга молодой писательницы.
Повесть написана от лица школьника девятиктассника, который,
рассказывая о своей жизни, хочет понять себя. Характер его еще не
определился, он весь в борьбе с самим собой. И жизнь его не балует:
умирает мать, не складываются отношения с отцом. Но Володя натура
одаренная, с хорошими склонностями, он найдет свое место в жизни. Действие
происхо дит в наши дни в Ленинграде.
ИЗДАТЕЛЬСТВО "ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА", 1980 г.
Елена Матвеева - участница VII Всесоюзного совещания молодых писателей,
проходившего в Москве в 1979 году.
На таких совещаниях обстановка немного напоминает школу. Есть учителя,
и есть ученики.
Трудные задачи тоже встречаются. И есть - как в школе - большие
ожидания. Поэтому меня радует, что первая книга Елены Матвеевой выходит в
свет.
Это повесть о современной школе. Мы говорили на совещании, что
молодость - лучшее время для работы над книгами о ребятах и для ребят.
Ведь все школьное еще так свежо в памяти. И не просто свежо. Вот
почитайте, как пишет Елена Матвеева.
Такое впечатление, что она закончила свой десятый класс, пошагала
дальше, а школьные дела и проблемы бегут за ней, не отпускают, тревожат -
и надо воротиться туда, в свои школьные годы: доспорить, довыяснить,
доказать, доделать.
Надо заступиться за того, за кого не сумела заступиться девчонкой. Надо
высказать свое мнение в том давнем споре, когда не нашлось убедительных
слов. А главное, надо постараться понять всех тех, кого не смогла понять
тогда, в свои четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать... Вот с этого
стремления понять, влезть в кожу другого человека и начинается писатель.
И. Стрелкова
ПАМЯТИ БОРИСА БЕДНОГО
1
Первое сентября.
Проснулся я рано, а это со мной не часто случается.
Мать еще не ушла на работу, возилась в кухне. Закипал чайник. Не выходя
из комнаты, я могу определить, что на плите - чайник или кофейник: чайник,
закипая, всегда ворчит и барабанит крышкой, а кофейник хрюкает.
Я лежал с открытыми глазами и думал: только бы не вошла мать. Только бы
не вошла. Притащится и обязательно все испортит. Одним присутствием. Но
будильник громко отстукивал свои единицы времени, а мать не появлялась.
Тонины в комнате тоже не было. Впрочем, была. Как всегда - вокруг меня. И
я нежился, будто в гамаке, сплетенном облаком ее волос, улыбкой,
движениями губ, глаз и запахом, главное, запахом, одурманивающим,
горьковато-терпким запахом заморских духов каких-то. Так всегда, если я
один, а иногда даже и при людях.
Я посмотрел на часы. Минут через двадцать мать уйдет на работу. Чтобы
не встречаться с ней, промчался в ванную комнату, запер дверь и пустил
воду. Потом забрался в ванну и закурил.
Курить я начал недавно. От сигарет, тем более натощак, кружится голова.
Мне приятно, будто я в лодке.
Кем я себя представляю, когда лежу в ванне с сигаретой в зубах и слушаю
ласковое журчание воды? Не могу сказать. По крайней мере не собой. Хотя,
пожалуй, и собой, только сильно улучшенным: взрослым, самостоятельным,
чуть небрежным - я мужчина, я личность, реагировать на мелочи у меня нет
времени и желания. Лица красивее, чем есть, не надо, но, конечно,
решительнее и мужественнее. Женщины... Они чувствуют во мне силу. Они
боятся влюбиться в меня.
Я вижу свои тощие конечности, узкую грудь. Бледная, младенчески
гладкая, лишенная всякого признака волосатости кожа. Обидная картина. Но
это не мешает мне наслаждаться теплом и безопасностью. Здесь, в ванне,



Назад