11e869d7     

Масодов Илья - Сладость Твоих Губ Нежных



Илья Масодов
Сладость твоих губ нежных
1. Лето
Катя выжимает мокрую косу на песок. Вокруг бешено кричат чайки,
бросающиеся с высоты в сверкающую солнцем рябь, словно сделанную из
прозрачного металла. Катя вся покрыта стеклянными капельками морской воды,
от ветра кожа её собирается мелкими пупырышками, даже тёплые лучи солнца не
могут согреть выскользнувшее из другой стихии тело, пока летящий воздух не
сотрёт с неё эти маленькие капельки холода. Катя знает, что можно ещё лечь
в горячий песок, чтобы ветра было меньше, но ей нравится вот так стоять на
открытом пляже, когда волны прибоя налетают, шипя, на берег за её спиной,
уже не в силах настичь и намочить, лёгкая тошнота от длительного плаванья
постепенно растворяется внутри, тело медленно высыхает, становится земным,
как сухие кривые деревья на уступе, в зарослях соломенной, скрипящей
кузнечиками травы, и гладкие камни, лежащие среди песка, и Марина,
растянувшаяся навзничь с повёрнутым вниз лицом, ноги и руки её в светлом,
уже просохшем песке.
Катя подкрадывается к Марине и касается своей мокрой и холодной, как
снежка, рукой её спины, где проступают на коже межи золотистых волосков.
- Катька, прекрати, - поёживается Марина, улыбаясь, как от щекотки.
Катя садится рядом с ней на песке, поджав ноги, берёт маленькую гальку
и рисует её серым следом на загорелой спине Марины линию берега и стоящие
на берегу ёлки.
- Ты что там рисуешь? - подозрительно спрашивает Марина, ленясь даже
открыть глаза.
- Пляж, - нараспев произносит Катя, - а на пляже ёлочки растут.
- Какие ещё ёлочки?
- Густые. Зима ведь.
Обе они заливаются хохотом, Марина переворачивается на спину, обсыпая
Катю песком, та прыгает на неё, холодная, как водяной демон, садится на неё
верхом, мёрзлыми плавками на живот, Марина визжит и пытается стащить с себя
Катю, облепленную песком, их весёлая яростная борьба оканчивается полным
бессилием, Катя сваливается наконец в песок и смотрит в небесную голубизну,
где есть только три облака, которые медленно плывут наискось, куда-то Кате
за глаза.
- Пойдём уже, - произносит она, часто и сладостно дыша. - Скоро
полдник.
- А что сегодня на полдник? - спрашивает Марина. Катя чувствует, как
рука подруги тонкой струйкой сыпет ей на живот мурашиный песок.
- Персики, - отвечает Катя, и звук этот звучит в небесной прохладе,
как клавиша маленького пианино. Катя опускает веки, сквозь которые ало
просвечивает солнце, словно так, с закрытыми глазами, Катя пророчески видит
его скорое закатное будущее, песок перестаёт сыпаться на живот.
- Последние персики. Как жалко, что завтра уезжать, - грустно вздыхает
Марина.
Кате тоже не хочется уезжать, хотя она соскучилась по папе с мамой, но
лето уже кончается, наступает школьная осень. Всё для них сегодня
последнее: последний пляж, последний полдник, последняя игра, последний
отбой. Когда это повторится?
- А на следующее лето ты приедешь? - спрашивает Катя.
- Конечно, - отвечает Марина. - Но это же ещё так не скоро... А ты?
- И я тоже. Я буду по тебе скучать.
Катя чувствует, как дыхание Марины приближается к её лицу и мягкие
губы касаются щеки. Катя открывает глаза, чтобы встретиться взглядом с
подругой. Светло-голубые зрачки Марины напоминают ей небо из снов, чистое и
ясное, на которое не больно смотреть, потому что на нём нет никакого
солнца.
- Только приедешь, сразу напиши мне письмо, - говорит Катя.
- И ты напиши.
С холма, через который проходит колющая босые ноги веточками песочная
тропка, видно море,



Назад