11e869d7     

Масодов Илья - Небесная Соль



Илья Масодов
Небесная соль
Это было красивое воскресное утро. Небо было ясное, густо-голубое, как
вода. Сквозь любое раскрытое окно прорывалась его чистая глубина, где
подтаивали белоснежные облака, сотканные из далекой, холодной материи
ушедших с земли снов. Птицы рано проснулись в то утро и щебетали, прячась в
древесной листве, мухи изредка ударяли в стекла, не разогревшись еще после
своей ночной смерти, люди же большей частью спали, потому что утро было
воскресным, только какие-то беспокойные дети уже звали друг друга в
покрытых еще тенью дворах, да приглушенным эхом доносился издали звук
выбиваемого ковра, многократно отразившийся от бетонных стен, и если бы
некий предполагаемый мужчина вознамерился бы отыскать его источник, ту
красивую девушку в цветочном халатике, что выбивала в некоем пустом дворе
ковер, за занавесью листвы, в палаточных лабиринтах сохнущего белья,
девушку нежную, еще зевающую в полусне, несколько раз нерадиво ударяющую
ковер в одно и то же место, потому что ее невидимая мать может только
слышать звуки хлопков сквозь густую листву, так вот, предполагаемый мужчина
вряд ли смог бы прийти к ней, заблукал бы он в сыроватых параллелепипедах
дворов, иногда ему бы казалось, что звук доносится с юга, а иногда - с
севера, так бы он и бродил, потерявшийся человек, не зная своего счастья,
пока эхо не умолкло бы, и он бы не понял, что девушка выбивала ковры уже
множество лет назад, а ему слышалось только эхо, подобно тому, как другим
людям встречается в небе свет давно погасших звезд.
Путь Пети пролегал между заслоняющими невысоко поднявшееся солнце
домами, и они были подобны для него раскрытым книгам, дома, и каждая книга
писана была иным шрифтом и на ином языке, тут были и книги серые, бетонные,
с десятками одноликих балконов, пыльные, как статистические издания, какие
обычно сдают на вес в макулатуру, были и книги официальные, покрытые со
слепого боку гигантской мозаикой, встречающей и провожающей самолеты, были
старинные, кирпичные, в каких всегда таится сказка, хотя бы волшебная
история прежних владельцев, потому что нет ведь их уже на свете, этих
людей, может, и не жили они, кто знает, а вещь осталась, хранит на себе
следы взглядов, пальцев и налеты дивного дыхания мертвецов.
Выходя на открытые места, Петя старался держаться солнечной стороны, а
сырые, сквознячные дворы проходил быстрее, иногда он даже жалел, что не
дождался троллейбуса, но очень уж долго можно было бы его ждать, а тут
всего три остановки, кроме того Петя надеялся срезать путь дворами, но
незнакомые улицы путали его, иногда он заходил в тупик и вынужден был
возвращаться, однако Петя не боялся опоздать, потому что у него было в
запасе полчаса, мать настояла, чтобы он вышел заранее, сама она всегда
выходила заранее и очень долго потом ждала, но ожидание мало ее тяготило,
она говорила со смехом: зато я уверена, что не опоздаю. Еще час назад Петя
надеялся, что Лидия Михайловна позвонит и скажет, чтобы он не приходил, так
было уже в прошлое воскресенье, у нее болела голова, какое это было бы
облегчение, не пойти, освободить себе воскресное утро, посмотреть телевизор
и пойти играть в футбол на соседний стадион, все мальчишки пойдут, а он
нет, не успеет, вот если бы она хоть жила где-нибудь поближе, тогда еще
можно было бы успеть.
Дом Лидии Михайловны казался Пете таинственным и чужим, потому что он
совсем не был похож на его дом, - бетонную девятиэтажку, влитую в асфальт
посреди практически голого двора, где



Назад