11e869d7     

Масловский Виктор - Многоуважаемый Шкаф И Его Последствия



Виктор Масловский
Многоуважаемый шкаф и его последствия
О сколько нам открытий чудных
Готовит просвещенья дух...
А.С.Пушкин
Самое противное в книгах - это их свойство заполнять все книжные и не
очень шкафы и выплескиваться наружу, оседая толстым слоем под кроватью, над
кроватью, на холодильнике и в туалете, не говоря уж о других местах, которые
меньше подходят для чтения, чем вышеперечисленные, но тем не менее
используются в таковом качестве. Только не подумайте, что я и прочие члены
моей семьи читают, сидя на холодильнике, или кладут книги внутрь унитаза -
истина где-то рядом. Моя ма вообще-то может преодолеть мою лень к уборке
(впрочем, лень - это тема отдельного разговора), но только когда это не
касается книг, ибо последнее бесполезно - через пять минут уборки книг одна
из них меня заинтересует, и дальше ситуация станет очевидной. А если она
сама пораспихивает книги по шкафам и другим плоским поверхностям, то заметив
это, я начну визжать как павиан, сидевший в раздумье - что ему сделать -
использовать одну из самок по назначению или пожрать, а в результате
видящий, как самка и еда совместно удаляются в невозвратном направлении. И
связано это с тем, что в отношении книг в шкафах я абсолютный педант - я
хочу, чтобы триллеры стояли на своем месте (шкафу), фантастика - на своем,
детективы - на своем и так далее; причем сборники (кстати, саму идею
сборников я терпеть не могу, так как иногда из-за одного автора приходилось
брать сборник с примазавшимися бездарями) должны стоять отдельно от
нормальных книг одного автора. И по алфавиту! А ведь еще надо учесть книги
по программированию и компьютерам, которые своей нестандартными размерами
могут вывести из себя почти любого.
Данной проблемой, то есть уживанием во мне двух людей - лентяя-пофигиста
и ненормального педанта занимались многие психологи, психотерапевты и
психиаторы, но безуспешно. Да и немудрено - когда они узнают, что я часами
могу мыть одну вазочку для варенья до блеска, слепящего глаза, и в то же
время, задумавшись, могу уйти на работу без очков, без которых я бесполезен,
и часов, не говоря уж о предметах туалета и внешности - то впадают в
профессиональный столбняк либо скрываются за своей хитроумной латынью.
Впрочем я отвлекся. Я говорил о книгах. Так вот, единственным способом
заставить меня убрать книги - это обратить мое внимание на некоторую
несимметричность, некрасивость или, самое страшное, нелогичность
расположения книг на полках. Конечно, это надо сделать так, чтобы я не
понял, что мной манипулируют, но моя ма несомненно хороший психолог (работа
у нее такая) и, как правило, справляется. В процессе переустановки книг я,
естественно, поставлю на место и все валяющиеся не на месте. У этого
способа, разумеется есть два очевидных недостатка - во-первых, надо чтобы у
меня было не менее двух-трех часов в запасе; и второе - требуется емкость
книжных вместилищ равная или превышающая совокупный объем книжной массы,
ибо, хоть я признанно считаюсь мастером упаковки (архиватором, короче
говоря), но возможности мои, как и любого архиватора, не беспредельны. И так
я отобрал несколько отделений платяного шкафа под некоторые литературные (и
не только) произведения. Посему время от времени я выпрашиваю, ворую или
покупаю книжные полки и шкафы, после чего пытаюсь их впихнуть в квартиру, с
ужасом думая о том, что скоро придется приобретать новую квартиру, так как в
старой шкафы не поместятся. Собственно говоря, все это было вступление и
то



Назад