11e869d7     

Марышев Владимир - Идол



Владимир Марышев
ИДОЛ
Фантастический рассказ
Блок видеосвязи барахлил. Откинув переднюю панель, Долгушин начал копаться
в сложной электронной начинке. В сущности, с этим могли неплохо справиться
и киберы, но Долгушин весьма ревниво относился к работе, прямо касающейся
его специальности. Он гордился тем, что все системы станции функционируют
четко и что это дело его, Долгушина, рук. Киберам Долгушин обычно поручал
работу, связанную со значительными физическими усилиями, или же такую, в
которой не был специалистом. Иногда, просто затем, чтобы механические
помощники не стояли без дела, заставлял их строить макеты будущей базы.
Полный дилетант в архитектуре, Долгушин тем не менее считал себя знатоком
современных стилей. Поэтому, как только он находил новое, оригинальное,
как ему казалось, решение, киберы разбирали прежнюю постройку и возводили
на ее месте очередной "шедевр".
Исправив повреждение, Долгушин аккуратно собрал блок и включил его. Экран
осветился, и на нем проступила сложная мозаика, состоящая из россыпи
изумрудных клочков леса, вкрапленных в зеленовато-бурый простор саванны.
Итак, все было в порядке - зависший над поверхностью планеты зонд
продолжал исправно передавать информацию.
Довольно улыбнувшись, Долгушин распахнул дверь станции и вышел наружу.
Аромат саванны - своеобразный, ни на что земное не похожий коктейль
запахов - ударил в ноздри. Вдалеке, перебирая ногами-ходулями, тесной
стайкой паслись пятироги. По необъятной глади безоблачного неба медленно
перемещались едва заметные крестики пернатых падальщиков. Под ногами
пружинили заросли местных растений, похожих на замысловато скрученные
мотки проволоки.
На Изелле все было как на Изелле. Привычная, однообразная картина.
Долгушин стоял, заложив руки за спину и широко расставив ноги. Он,
единственный разумный обитатель огромной планеты, разглядывал свои
владения, как всемогущий монарх. Впрочем, упиваться беспредельной властью
ему оставалось недолго. Через месяц прилетит Тамара Лежнина, затем
появится Дима Романюк, за ним - еще кто-то. Потом... Что будет потом?
Каберы возведут купол базы - настоящий, не макет. Персонал разрастется
человек до восьмидесяти. Начнутся эксперименты - с воздухом планеты,
почвой, растительным и животным миром. Но его, Виктора Долгушина, здесь
уже не будет. Миссия первопроходца закончится. Его опять забросят в
какое-нибудь глухое место - налаживать работу крохотной временной станции.
Что ж, он привык к этому и своей жизни иначе не мыслит.
Долгушин перевел взгляд на землю. Среди побегов "проволочных" растений,
поглощенные своей микроскопической деятельностью, копошились термиты.
Названия всем организмам Изеллы, на правах первопоселенца, присваивал сам
Долгушин. Может быть, эти забавные насекомые и не были родственны земным
термитам, но Виктора это нисколько не волновало. Есть что-то общее, и
ладно. Вот прилетит Лежнина, она биолог, так пусть и разбирается, кто есть
кто.
У термитов было округлое, светлое, жемчужно поблескивающее брюшко.
Головогрудь, окруженную венчиком мохнатых желтоватых лапок, украшал
затейливый рисунок из тончайших красных полосок. Передние ножки, длинные и
гибкие, постоянно поднятые вверх, снабжены на концах маленькими
метелочками. Несомненно, космобиолог пришел бы от этих крошечных созданий
в полный восторг. Брезгливый же человек, вероятно, передернулся бы,
наблюдая хаотическую возню "шариков" на ножках".
Долгушин не проявлял по отношению к термитам ни брезгливости, ни восторга.



Назад