11e869d7     

Маршак Самуил - Запись Беседы С Я Маршака С Ст Рассадиным



Запись Беседы С.Я.Маршака с Ст.Рассадиным: Писать все так же трудно...
- Самуил Яковлевич, я не интервьюер, и у меня, конечно, нет готовых
вопросов, подразумевающих Ваши "да" и "нет". Просто редакция "Вопросов
литературы" просит Вас рассказать, что Вы думаете о поэтическом мастерстве.
- Руководители литературных кружков обычно считают формальными
достоинствами стиха музыкальность, образность и прочие легко измеримые
свойства. Они подсчитывают количество метафор, сравнений, образов, оценивают
богатство рифмы и таким способом очень легко решают, какие стихи лучше,
какие - хуже.
Это соблазнительно легкий подход к поэзии, но надежен ли он? Ведь при
таких критериях Бальмонт наверняка окажется "поэтичнее" Пушкина, а
Северянин, уж конечно, победит Лермонтова.
Нельзя возразить против верленовского требования ("Музыка - прежде
всего!") {1}, но сама музыка бывает разная. Когда она заключается во внешнем
богатстве аллитераций и созвучий - это музыка, вылезшая на поверхность. Так
вылезают на поверхность образы в имажинизме - это засахаренное варенье, это
продукты распада, разложения поэзии, это элементы декаданса.
У меня сейчас выходит книга лирических эпиграмм {2}, и в ней будет
такое четверостишие - кстати, я его только что написал:
Не может жить без музыки Парнас,
Но музыка в твоем стихотворенье
Так вылезла наружу, напоказ,
Как сахар в разложившемся варенье.
Только те аллитерации радуют и поражают нас, которые как бы
приоткрывают перед нами основной путь порта - и они всегда невольные,
неподстроенные, незапрограммированные. В пушкинском стихотворении ((Вновь я
посетил" - в одном из самых зрелых и совершенных его произведений - больше
чем в восьмидесяти процентах строк (я подсчитал) вы услышите звук "п" и
ударную гласную "о". Разумеется, нет никаких сомнений в том, что Пушкин не
занимался специальным подбором слов на "п" и на "о"; смешно даже представить
его за таким занятием. Но это не случайность: вникая в эти аллитерации,
думаешь, что "п" пришло в эти стихи как тихий звук - все стихотворение очень
тихое, что сочетание "п" и "о" из слова "покой". Ведь покоем пронизано все
это стихотворение.
В стихах "Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем", начиная со строк "О,
как милее ты, смиренница моя!" и до конца (то есть как раз в той части, где
речь идет уже не о "вакханке молодой", а о любимой женщине), звучат десять
"м" и больше десяти "л" - всего только в восьми строчках. Мне кажется (и я
уже писал об этом), что звуки эти идут от слова "милый" - от слова, которое
Пушкин так любил.
Эти "м" и "л" - музыкальная тема стихотворения. У настоящего поэта
всегда рядом - и вместе - со смысловой темой есть и музыкальная. Когда мы
следим за пушкинскими аллитерациями, мы словно идем по следу его пера,
словно находим какие-то музыкальные подтверждения его чувства и мысли,
подтверждения их истинности.
А щегольские, пустозвонные, именно подстроенные аллитерации в стихах
эпигонов и эклектиков говорят как раз об обратном - о подстроенности самого
чувства, о пустозвонстве самой мысли стихотворца.
Это уже не творчество, не мастерство. Это только некоторое умение
"делать стих".
- Эти наблюдения подтверждаются и Вашей поэтической практикой?
- Да, иной раз я замечаю аллитерации в собственных стихах много времени
спустя после того, как напишу стихотворение.
Например, когда я переводил 146-й сонет Шекспира о душе, в перевод
проникло множество "д" - вероятно, связанных с самим словом "душа". Вот
смотрите:
Моя _д_уша, я_д



Назад