11e869d7     

Маршак Самуил - Шут Короля Лира (О Шекспире)



Самуил Яковлевич Маршак
Шут короля Лира
В трагедии "Король Лир" песенки шута занимают не слишком большое месте.
Да и вся роль шута невелика. Она почти ничего не вносит в сюжетное движение
шекспировской пьесы. Шут только откликается на то, что происходит и на
сцене, и за пределами сцены - в современном ему обществе, - откликается то
краткой эпиграммой, то целой обличительной тирадой.
Переводить эти песенки нелегко.
Меткость и ясность суждений, продиктованных народным здравым смыслом,
сочетаются в них с причудливой, нарочито дурашливой формой. Философское,
этическое и даже политическое содержание песенок шута почти всегда
замаскировано, упрятано в загадку, в пословицу, в шутку, как будто бы
простодушную и ребячливую. По существу же самый взрослый персонаж в трагедии
- именно шут, видящий подоплеку всех отношений и трезво их оценивающий.
Для того чтобы перевести его стихотворные реплики, нужно сначала
раскрыть, расшифровать подчас загадочный смысл подлинника, а потом вновь
замаскировать его, облечь в уклончивую, игривую форму прибаутки.
Пословица, поговорка трудно поддаются переводу. Они своеобразны и
сопротивляются пересадке на чужую почву. Буквальный перевод - слово за слово
- может их убить.
Для каждой шутки, для каждой пословицы, для каждой присказки нужно
найти в своем языке равноценную шутку, пословицу, присказку. Только тогда
перевод будет точен не в школьном, а в поэтическом смысле этого слова.
Только тогда в нем можно будет узнать подлинник.
В этом-то и, заключалась сложность перевода песенок шута.
Мне хотелось сохранить в переводе и предельную лаконичность подлинника,
и его свободную непринужденность, которая заставляет верить в то, что каждая
реплика шута рождается тут же на сцене, как острое словцо, сказанное вовремя
и к месту, как счастливая импровизация.
Шут не лезет за словом в карман. Не задумываясь, он бросает как будто
бы первые пришедшие ему на язык слова, но эти слова бьют метко, клеймят
беспощадно.
В его песенках редко можно найти прямое обращение к тому или другому
герою трагедии, но и сценическим персонажам, и зрителям совершенно ясно,
кого имеет в виду шут, когда в присутствии неблагодарной королевской дочки
он произносит насмешливые стихи:
Вскормил кукушку воробей -
Бездомного птенца,
А та возьми да и убей
Приемного отца!
А иной раз реплики шута направлены не против персонажей трагедии,
находящихся тут же на сцене или за кулисами, а метят дальше и шире. Голос
шута становится громким и патетичным:
Тогда-то будет Альбион
До основанья потрясен,
Тогда ходить мы будем с вами
Вверх головами, вниз ногами!
Живую и разнообразную импровизацию, врывающуюся в текст трагедии
Шекспира, мне хотелось донести до советского зрителя, не утратив ее
непосредственности и остроты.
В поисках того варианта, который был бы наиболее выразителен и более
всего соответствовал бы требованиям театра, я переводил каждую из песенок
шута по три, по четыре раза.
О том, удалось ли мне справиться со всеми трудностями, пусть судят
читатель и зритель. Мне же эта работа, сделанная по предложению Малого
театра в Москве и Большого драматического в Ленинграде, доставала немало
забот, но и немало радости.
ПРИМЕЧАНИЯ
Шут короля Лира. - Публикуется впервые.
Переводы песенок шута из "Короля Лира" предшествовали работе С. Я.
Маршака над "Сонетами" Шекспира.
Печатается по машинописному автографу с авторской правкой, условно
датируемому 1940-1941 годами (на основании упоминания о премьере "Короля
Лира"



Назад